elena_mikhaylenko: (Default)
Юность моя проходила в издательстве «Советская энциклопедия», где я наблюдала удивительные сцены. В годы перестройки, когда еще было плохо понятно, что можно, а чего нельзя, я видела, как один редактор несся по коридору с гранками статей «Бухарин», «Рыков» и «Троцкий», а за ним бежал его начальник, крича: «Не сметь!». Редактор пытался обходным путем показать статейки высшему начальству. Он задыхался и почти что плакал.

***

В Москве Дейчи жили на Большой Каретной, 17. «Там жил один невозможный мальчишка, — рассказывала Евгения Кузьминична, — он без конца залезал на крыши, бил стекла, был невероятно отчаянным. Это — Володя Высоцкий. Наша домоуправша хваталась за голову при звуках его имени. То крысу кому-нибудь подбросит, то что-нибудь еще выкинет. Если в доме что-то происходило, всегда говорили: “Это Высоцкий!”».


Остальное здесь
elena_mikhaylenko: (Default)


Фантастический парень с непроницаемым лицом и нереальной пластикой. Многовато эпитетов, да. Но все в тему.
elena_mikhaylenko: (Default)
– В книге «Довлатов и окрестности» вы говорили, что Довлатова любят в основном рослые славистки. Вот интересно: почему?

– Я написал, что Довлатова любят рослые славистки, потому что именно такая славистка полюбила Довлатова в Японии. Это была девушка ростом под метр восемьдесят, что для японки, сами понимаете, много. Она никак не могла найти себе мужа – сложно найти такого же рослого японца. Я ей посоветовал поискать в России. Она поверила мне и привезла из Рязани – города, где я родился, между прочим, – высокого белобрысого парня, который не понимал ни слова по-японски. Они поженились, и она попросила меня произнести речь на их свадьбе по телефону.

Брак оказался чрезвычайно счастливым, тем более, что она была из богатой семьи. Они открыли в Токио магазин русских сувениров. И вот огромный белобрысый рязанский парень сидит в кимоно и продает матрешки в Токио. Он прижился там великолепно, говорит на прекрасном японском языке. У них дети пошли – белобрысые и косоглазые, просто прелесть... И всё это потому, что в книге “Довлатов и окрестности” я написал фразу про рослых слависток. Я счастлив, что внес лепту в японскую демографию.

elena_mikhaylenko: (Default)
autumn

Тема в интернетах приживается, как я погляжу. Хотя этот нос больше похож на зимний, но появился он сейчас и заявлен как осенний.
elena_mikhaylenko: (Default)
Объявлением на входной двери навеяно. Вот, скажем, выключают завтра в доме электричество на несколько часов, включая вечерние. И все так хитро устроено, что без электричества дом тут же становится бессмысленной коробкой. Ну то есть в шестнадцатиэтажной высотке останавливается лифт. Стада мамаш с колясками устраивают флэшмоб во дворе, остальные сосредоточенно ползут по склону Фудзи по лестнице. В кранах кончается вода, и не потому что ее выпил известно кто: просто насосы — ну надо же — электрические. Само собой, не работает канализация. Нельзя даже чаю с тоски замутить, потому что плиты электрические тоже. Из благ цивилизации остается только диван. Я это к чему. Допустим, завтра предупрежденная публика придумает, как провести эти часы с наименьшими потерями. А когда шарахнет без предупреждения и неизвестно насколько — как оно тогда будет? А по всему городу? А по стране? Не, ну представить-то можно, да и случалось уже. Город в принципе куда более уязвим по сравнению с деревней, как и Волга впадает в Каспийское море. Но неправильно это. А метаться поздно. Про руссоизм и толстовство я лучше книжки пока почитаю. Ох, пойду замутю чаю что-ли, пока лампочка горит. 
elena_mikhaylenko: (Default)
султан с гаремом разошёлся
влюбился он в другой гарем

когда бы в дверь ни постучались
наш кот уверен что к нему

Read more... )
elena_mikhaylenko: (Default)
эвакуация

Псин самостоятельно и грамотно эвакуировался во время урагана Харви. В зубах упаковка корма.

Подробности
elena_mikhaylenko: (Default)


Нью-Йорк, 1848. Верхний Вест-Сайд Манхэттена не узнать: на холме ферма, мимо проходит дорога, которая впоследствии стала Бродвеем.

Утащено отсюда


Одурительное фото. Совместить две картинки мозг отказывается, голова идет кругом. И сразу всплывает столь же головокружительное литературное: Эней Вергилия на голом берегу Тибра, где через века будет помпезный мраморный Рим. Еще один временной скачок: конрадовский командир триремы, цивилизованный римлянин, поднимается по Темзе и озирается в страхе среди этих лесных болот, где еще не скоро появится Лондон: И здесь тоже был один из мрачных уголков земли. Ну и, конечно, Ник Каррауэй Фицджеральда, который закрывает глаза и видит Манхэттен совсем другим: И по мере того, как луна поднималась выше, стирая очертания ненужных построек, я прозревал древний остров, возникший некогда перед взором голландских моряков, — нетронутое зеленое лоно нового мира. Рим, Лондон, Нью-Йорк — нужные всё это постройки или нет, но они осветили бывшие когда-то мрачными уголки земли. Не было бы их — не было бы нас. Мы живем при вспышке молнии — да не погаснет она, пока движется по орбите наша старая Земля! Но вчера здесь был мрак.

Слезаю с броневичка, выключаю свет и иду спать.
elena_mikhaylenko: (Default)
Пишет Ася Гойзман: Редко выхожу в люди. А тут надо было убить полтора часа на Цветном бульваре. И зашла я сдуру в универмаг Цветной. И обошла в трансе три этажа. Удивительный магазин. Удивительные российские дизайнеры. Вот Александр Терехов, например. Толстовка с капюшоном на молнии. С карманами. Серая. Хлопковая. Не купила. Цвет не подошёл 😈.

43000

Из комментариев: Вот и сразу видно, Ася Леонидовна, что ты не хайпбист. Но хорошо, что не купила. Цэбэшники - это теперь зашквар и отсталые штрихи. Хочешь флексить как топовая тян, иди за стритвиром в концепт-стор типа "КМ-20". Вот там ценник. А эта худи - для люмпЕнов. С ударением на Е.

Ну и фото дизайнера:



У меня все.
elena_mikhaylenko: (Default)


Я тут уже похвалилась, что в Караганде нас занесло в необычную гостиницу "Чайка". Она появилась благодаря первым космонавтам, которые приземлялись в степи неподалеку. После посадки их привозили сюда, и здесь они отлеживались какое-то время. Сейчас этот особнячок, увешанный мемориальными досками, стоит на задворках огромного гостиничного комплекса. Нас угораздило оказаться там одновременно с празднующими свой выпускной студентами-медиками. All night long.. Музыка, вопли диджея, визги барышень и салют не помешали нам заснуть, но к байкерскому нашествию посреди ночи наши уставшие сонные тушки оказались не готовы. Несколько крайне ярких глюков из рева моторов и музыки я до сих пор помню. О том, что это были байкеры (предусмотрительно задружившиеся с будущими медиками), мы узнали утром на рецепции. Вообще, как я понимаю, на постсоветском пространстве они заняли нишу свадебных генералов — байкеры по вызову, несколько центнеров зверской брутальности напрокат. Тьху. Но черт с ними, с мурзилками.

Под катом фотографии отдельных мемориальных досок и фото с автографами космонавтов внутри корпуса.

Read more... )
elena_mikhaylenko: (Default)
я проснулась ночью
штоб попить воды
но из мрака вышли
демоны еды
© журкова

меня згубили злые люди
просил подать на хлеб а мне
давали на табак и водку
на наркоту и проститутк
© luci
Read more... )
elena_mikhaylenko: (Default)
Вот и добралась до главного впечатления от всей поездки. Им стали не озера — ехали все-таки в горы. А Барскоон с Арабельским сыртом — это Тянь-Шань как он есть. Ну то есть тот Тянь-Шань, что доступен для матрасников: в горную страну семитысячников с Хан-Тенгри и пиком Победы (обалдела, узнав историю о том, как с ними облажался Семенов-Тян-Шанский) не смог пробраться даже Варандей. Не потому что приграничный район, а потому что не альпинист, как и мы.



Read more... )
elena_mikhaylenko: (Default)
Ко времени Аншлюса в Австрии проживало 185 тысяч евреев. После войны возвратились четыре с половиной тысячи, а 65 459 австрийских евреев погибли.

К ответу никого не призвали. Новая демократическая Австрийская Республика, учрежденная после войны, в 1948 году амнистировала 90 % бывших членов нацистской партии, а к 1957 году — бывших эсэсовцев и гестаповцев.

Возвращение эмигрантов явно вызывало беспокойство у тех, кто никуда не уезжал. [..] Это и есть ключевой, главный вопрос: чего вы хотите добиться, вернувшись сюда? Не вернулись ли вы, чтобы отобрать у нас что-нибудь? Не вернулись ли вы сюда как обвинитель? Не вернулись ли вы затем, чтобы разоблачать нас? [..]

Многие из тех, кто когда-то по дешевке скупал еврейское имущество, теперь являлись почтенными гражданами новой Австрийской Республики. А еще ее правительство отвергало репарации, потому что, по его мнению, Австрия между 1938 и 1945 годами являлась оккупированной страной: таким образом, Австрия была не одним из активных участников войны, а ее «первой жертвой».

И, будучи «первой жертвой», Австрия должна была защищаться от тех, кто мог нанести ей урон. Доктор Карл Реннер, адвокат и послевоенный президент Австрии, ясно дал это понять. В апреле 1945 года он написал:

Собственность, украденная у евреев… [должна возмещаться] не отдельным жертвам, а некоему коллективному реституционному фонду. Учреждение такого фонда и последующие предсказуемые меры урегулирования необходимы для предотвращения неожиданного массового потока возвращающихся изгнанников… Этому обстоятельству в силу многих причин следует уделять особенно пристальное внимание… А главное, нельзя допускать, чтобы вину за ущерб, причиненный евреям, возлагали на всю нацию.
elena_mikhaylenko: (Default)
выжил намочив я
целых три манты
а чего добился
в этой жизни ты
© AlG

утром в полшестого
я кричу ура
ибо наконец то
грохнул комара
© Лось Иноостровский
Read more... )
elena_mikhaylenko: (Default)


Вот оно какое. Цвет — настоящий. До Тосора (южный берег, две ночевки) мы долго ехали вдоль берега, озеро то уходило из поля зрения, то снова показывалось, и глаза каждый раз дурели, потому что нельзя же быть синим таким. Несколькими днями раньше я так же не верила глазам, пока ехали мимо Балхаша — потому что нельзя же быть зеленым таким. Или изумрудным? Или бирюзовым? Вот:



Все фото поста кликабельны.
Read more... )
elena_mikhaylenko: (Default)
Первого сентября студентов города сгоняют, как обычно, и будут отмечать по спискам приглашают на эээ.. мероприятие под названием "Возьмемся за руки, друзья!" Думаю, это не лечится. Административный мозг (или что у них там вместо мозга) не чувствует запредельной, невыразимой пошлости истрепанного оттепельного слогана. И не поймет, если попробуешь объяснить про место, время, ситуацию и пр. Как там звучит это финское слово, когда кто-то сделал что-то дурацкое, но стыдно почему-то тебе.
elena_mikhaylenko: (Default)
Антисемитизм стал частью повседневной жизни, причем венский его вариант отличался от парижского. В обоих городах он проявлялся и тайно, и открыто. Но в Вене вполне можно было ожидать, что с человека еврейской наружности на Рингштрассе могут сбить шляпу (как с Эренберга из романа Шницлера «Путь на волю» и с отца Фрейда из «Толкования сновидений»), что его обзовут «грязным евреем» за то, что он посмел открыть окно в вагоне поезда (как Фрейда), что его подвергнут оскорбительным насмешкам на заседании благотворительного комитета (как Эмилию Эфрусси), что лекцию в университете прервут криками: «Евреи — вон!»), и будут кричать до тех пор, пока студенты-евреи не покинут аудиторию [..].

Венский университет был настоящим рассадником национализма и антисемитизма. Заводилами выступали Burschenschaften, студенческие братства, открыто заявлявшие о намерении вышвырнуть евреев из университета. Это стало одной из причин, по которым многие студенты-евреи сочли необходимым овладеть искусством фехтования в опасном совершенстве. Забив тревогу, эти братства приняли Вайдхофенскую декларацию, гласившую, что дуэли с евреями невозможны, что евреи лишены чести и потому с ними нельзя обращаться так, как если бы они ее имели: «Еврея невозможно оскорбить, следовательно, еврей не может требовать сатисфакции ни за какое понесенное оскорбление». При этом избивать евреев, разумеется, по-прежнему позволялось [..].

В 1899 году — том самом, когда нэцке переместились в Вену, — считалось вполне допустимым, чтобы депутат в Рейхсрате произносил речи, призывавшие учредить Schussgelt — премию за отстрел евреев.


Это снова "Заяц с янтарными глазами". Мое незамутненное (никак руки не дойдут взяться) представление об Австро-Венгрии времен Belle epoque мощно поколебалось. Мне почему-то казалось, что Первая мировая - варварство как оно есть - смела мир Культуры как он есть. И было очень жалко этот хрупкий мир эльфов (ну да, утрирую для наглядности). А еще мне почему-то казалось, что утробные, нутряные, дремучие чувства, среди которых и антисемитизм, по определению бытуют в темной среде. И вроде знаю по тому же Ренессансу, что самая утонченная культура варварству ни разу не помеха, но в случае с Австро-Венгрией в голове уперто сидела идиллическая картинка. А оно вона как. Ну, век живи - век учись.
elena_mikhaylenko: (Default)
Одурительный подарок к концу лета - меня ткнули носом в "Зайца с янтарными глазами" Эдмунда де Вааля. Сначала залезла полюбопытствовать, как там и что. Вылезти уже не смогла. Триггером стало, конечно, само сочетание ключевых слов в аннотации: японское искусство, нэцке, импрессионисты, belle epoque, Пруст. Внутренний эстет забил копытом и понеслась. Все рабочие и книжные планы встали, "Зайца" надо добить до конца августа, потом будет не до него. Но обязательно медленно, потягивая, иначе нет смысла. Возвращаясь к генеалогическому древу, сопоставляя имена, переключаясь на описываемые картины. Отдельное удовольствие - то, как пишет де Вааль: тонко, умно, искренне, с самоиронией и тактом. Господи, какой же это кааайф. Немного текста под катом.

Read more... )

Profile

elena_mikhaylenko: (Default)
elena_mikhaylenko

September 2017

S M T W T F S
      12
34 5 6 7 89
101112 1314 1516
17 18 19 2021 2223
24 252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 07:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios